Умер солист группы «Ласковый май» Юрий Шатунов — как развивалась его карьера

News other


В 1988 году в газете «Комсомольская правда» вышла статья «Юркины гастроли». Речь в ней шла об одном из «наиболее трудных ребятишек» интерната для сирот, которого теперь «засыпают цветами» в переполненных концертных залах, — Юрии Шатунове. 23 июня солист «Ласкового мая» умер. Ему было 48 лет. «Сноб» вспоминает, каким был Юрий Шатунов

Группа «Ласковый май». На первом плане (слева направо): композитор, поэт, основатель группы Сергей Кузнецов и солист Юрий Шатунов
Фото: Александр Шогин / ТАСС

«Никогда не было желания стать певцом»

Юрий Шатунов родился в машине скорой помощи по дороге в роддом города Кумертау. Когда Шатунову было 11 лет, его мать умерла, мальчик сбежал из дома, и позже его определили в интернат Оренбурга. Там будущий певец всерьез увлекся хоккеем и стал играть в основном составе сборной детского дома. О годах, проведенных в интернате, Шатунов вспоминал так: «У меня не было детства. Оно прошло в интернате — там можно было мечтать разве только о том, чтобы побольше и почаще кормили».

В 1985 году директор интерната Валентина Тазекенова попросила Шатунова выступить на новогоднем концерте и что-нибудь спеть. «Я спел “И плывут ко мне пароходы, пароходы” Валерия Леонтьева, — рассказывал Юрий. — Я пел против силы, у меня никогда не было желания стать певцом».

После выступления Шатунов познакомился с руководителем кружка самодеятельности детского дома Сергеем Кузнецовым. Он стал заниматься с мальчиком вокалом. Первое выступление Юрия в актовом зале интерната организовал тоже Кузнецов: Шатунов исполнил будущие хиты — «Пусть будет ночь», «Тающий снег», «Старый лес». По строчке из еще одной исполненной тогда песни «Лето» мальчик решил назвать свою группу «Ласковый май».

«У меня было все, что я хотел»

В 1987 году Кузнецов помог Шатунову записать главные хиты — «Белые розы» и «Седую ночь». Тогда же на преподавателя и ученика стали писать докладные записки: «Кузнецова обвиняли во всех смертных грехах: в том, что он постоянно уводит Юру выступать на дискотеках и свадьбах, “приобщает мальчика к коммерции, эксплуатируя его труд”, и что он балуется… наркотиками. Теперь, когда Сергей приходил в интернат, администрация вызывала милицию. Началась открытая война».

Свой первый альбом «Ласковый май» записал на собственной репетиционной базе в одном из московских ДК. Кузнецов отдал кассету с песнями в киоск на вокзале, и скоро их стали включать в поездах. Так их услышал будущий продюсер группы, а тогда художественный руководитель центра досуга «Фонд молодежной инициативы» и продюсер группы «Мираж» Андрей Разин.

Через год вместе с Кузнецовым Шатунов сбежал из интерната в Москву. На вокзале их встретил Разин, решивший сделать из коллектива главную поп-группу страны. Прямо с вокзала он повез мальчика в Министерство образования РСФСР, чтобы перевести его в московский интернат.

Солист группы «Ласковый май» пятнадцатилетний Юрий Шатунов
Фото: Роберт Нетелев / ТАСС

Карьера Шатунова развивалась стремительно: через пять дней после приезда в Москву он перезаписал свой первый альбом «Белые розы» на студии «Рекорд», а еще через десять дней уже ехал в большой гастрольный тур по стране. Потом будут говорить, что именно Разин устроил судьбу мальчика и что потребовалось ему на это всего двадцать дней.

«У меня было все, что я хотел: компьютер, игровые автоматы, кино. Ну что еще в то время мог хотеть ребенок в 13 и 14 лет?» — вспоминал певец. Через два месяца после переезда Шатунова о «Ласковом мае» появилась первая большая публикация — те самые «Юркины гастроли» в «Комсомольской правде».

У молодого Шатунова было много поклонниц, которые его буквально преследовали: поджидали у выхода из концертного зала, срезали звонки с квартиры «на память», караулили у подъезда и продавали номер телефона за сто долларов, заваливали письмами с признаниями в любви. Сам он говорил: «Я всех очень люблю и со всеми общаюсь. Только не надо меня доставать».

«Все забыли про Шатунова»

В 1991 году Шатунов ушел из «Ласкового мая» и уехал в Германию. «Мы сами остановили эту машину, причем на самом пике, — говорил потом певец. — Я уехал, потому что не мог больше терпеть тех людей, так называемых друзей, которые меня окружали. Тусовка никогда не говорит тебе правду. Они говорят: о какой ты популярный, знаменитый, великий! Ты постоянно находишься под чьим-то влиянием, не ходишь по земле, не видишь, что происходит вокруг тебя на самом деле».

В Германии Шатунов играл для российских эмигрантов. Параллельно певец подрабатывал грузчиком и учился на звукорежиссера. Иногда приезжал в Москву — работал сетевым администратором в компании, которая занималась банковскими операциями. «Я обижен на Россию. Когда не стало “Ласкового мая”, все забыли про Шатунова. Я оказался никому не нужен здесь», — рассказывал певец.

В 2000-е Шатунов время от времени приезжал в Россию и снова собирал многотысячные залы — почти каждый год у него выходили новые альбомы: «Вспомни май», «Седая ночь», «Падают листья», «Если хочешь, не бойся», «Запиши мой голос». У публики, ностальгирующей по 80-м, новые песни пользовались большой популярностью.

Певец Юрий Шатунов во время выступления, 2021 год
Фото: Вячеслав Прокофьев / ТАСС

В одном из интервью Шатунов говорил, что не любит вспоминать прошлые успехи и сравнивать их со своим нынешним положением: «Если все время ностальгировать, можно с ума сойти, я это понял по себе. Я знаю, большинство бывших звезд, которые сейчас никому не нужны, только этим и занимаются. Это болезнь многих артистов, которые никому не нужны. Ни к чему хорошему ностальгия не приводит. Я вспоминаю то время (80-е. — Прим. ред.) редко и, честно говоря, с большой неохотой».

Последние три года Шатунов продолжал активно выступать и одновременно судился с Андреем Разиным за право исполнять свои хиты. В июне 2022 года дело завершилось: стороны объявили о перемирии, а суд передал исключительные права на песни группы Шатунову.

23 июня певец умер от обширного инфаркта в машине скорой помощи, которая приехала на вызов. «Невозможно не отметить всю символичность смерти Шатунова именно в 2022 году, — написал музыкальный критик Антон Вагин. — Сегодня, когда мы переживаем слом всего, что подарила нам перестройка, умирает человек, который был символом той эпохи. Символ веры в светлое завтра, символ свободы, символ перемен».



Source link

Добавить комментарий