«Били, пытали, заставляли подписывать документы абсолютно безумные». Что пережили освобожденные украинские военные в российском плену?

Russia News



Экс-командир полка «Азов» Максим Жорин рассказал Настоящему Времени подробности обмена 215 бойцов ВСУ, в том числе «азовцев», на Виктора Медведчука и 55 российских военных. По словам Жорина, всех пленных украинцев пытали голодом, избивали, не давали спать. Почти все освобожденные нуждаются в серьезной медицинской и психологической помощи.

– Нужно понимать, что при обмене оценить состояние здоровья было практически невозможно. Над некоторыми людьми издевались, пытали даже во время перемещения к месту передачи. Поэтому они были в очень тяжелом состоянии, в том числе и моральном. Сейчас люди начинают привыкать к мысли, что они дома, что они в безопасности, что сегодня и в последующие дни их уже никто не будет мучить и издеваться над ними. Что касается морально-боевого духа, то он в порядке, он на высоте, есть даже такие, кто уже просит дать форму и готов возвращаться в строй и на фронт. Безусловно, мы с пониманием относимся к этому и объясняем, что еще рановато.

Если говорить про физическое состояние, то практически все, кого вчера забрали, нуждаются в медицинской помощи по разным причинам: из-за издевательств, пыток, из-за длительной нехватки еды. Практически все, кого забрали вчера, нуждаются в серьезной медицинской помощи, причем многие – надолго.

– Среди обмененных есть один мой хороший знакомый, боец «Азова». С его женой я говорила все утро. По ее словам, он дико истощен, весит 48 килограммов, потому что просто не давали еды, ее давали очень мало. Вам известны еще какие-то такие факты? Как пытали? Зачем? Что пытались выведать?

– То, что морили голодом, – это поголовная история. Практически все, кто находился на территории Донецкого СИЗО, на себе это испытали. Также частично те, кто находился на территории Еленовской колонии. Тех, кто находился в Донецком СИЗО, абсолютно всех без исключения били, пытали, заставляли подписывать документы абсолютно выдуманные, безумные. Заставляли подписывать людей документы о том, что они якобы убивали гражданских или закладывали где-то взрывчатку. При том, что эти люди даже не знают или никогда не были по этому адресу либо в этом населенном пункте. Но для того чтобы они все это подписывали, над ними издевались, их били, причем издевались абсолютно зверски, не давали спать, не давали есть. Они пережили ужасные вещи, и, к счастью, наконец-то, они дома в безопасности – они в Украине.

– Как выбирали, кого первым отдать на эти обмены?

– Были списки приоритетов, они были собраны с представителей подразделений. Единственное, что я лично не принимал участие в переговорах по утверждению списков, этим занимались украинские спецслужбы, но в ходе переговоров они еще менялись. Обе стороны меняли, кого они хотят видеть, кого они не хотят, кого хотят отдавать, кого не хотят. В итоге пришли к каким-то компромиссным спискам, к которым были готовы обе стороны.

– Знаете ли вы, кого вообще забрала Россия, кроме Медведчука?

– Забрали свой сброд никчемный, который они тут побросали и забыли. Я хотел бы, чтобы все понимали, что на самом деле это более глубокий процесс, более сложный процесс. И он заключался не в простом линейном обмене людей на людей. Украина просто феноменально использовала все условия, которые сейчас вокруг, в том числе на фронте, в том числе в плоскости экономики, дипломатии, и, правильно собрав все эти факты, получился этот обмен. Это реально была очень сложная операция с задействованием разных структур и служб украинских максимально эффективно. И результат – это то, что украинская сторона готова и может эффективно использовать то, что происходит вокруг.

– Удалось ли вам поговорить с командирами, которые в Турции? Что они рассказывают?

– Я лично еще не разговаривал с ними. На данный момент у них была связь с президентом Украины и с их женами. Но если говорить об их моральном состоянии, то, безусловно, к ним применялись различного образа давление: психологическое, физическое. Оно не может пройти незамеченным. И на каждом человеке, безусловно, это оставит след, в том числе и на командирах, которых удалось, к счастью, наконец-то забрать из лап нашего врага.

– Почему именно эти пятеро должны будут оставаться в Турции до окончания войны, как я понимаю?

– На данный момент по условиям переговоров отдельные командиры – пять человек – должны находиться на территории третьего государства до окончания войны между Украиной и Россией.

– Любого третьего или именно Турции?

– В данном случае Турции. Но я бы все-таки акцентировал внимание на том, что с Россией достаточно легко говорить, когда говоришь на языке силы. И от успехов, от побед на фронте, я думаю, что мы сможем пересмотреть и эти условия в дальнейшем. Сейчас же это обусловлено тем, что Россия, я думаю так, крайне боится, что именно эти командиры, которые являются сегодня уже не просто боевыми полевыми командирами, успешными, чьи решения войдут в военную историю, они на сегодняшний день являются уже символами для украинцев. Россияне боятся, что именно эти люди придадут еще больше мотивации, силы духа, которых и так у украинцев хватает, в свете того, что сегодня Украина получает победу за победой, а Россия, в свою очередь, поражение за поражением. Для того чтобы хоть как-то снизить и не придавать скорости этому процессу, я думаю, что именно поэтому они и настаивали, чтобы именно эти командиры находились до конца войны на территории третьего государства.

– Есть ли среди освобожденных люди из Еленовки? Знают ли они о том, что там произошло?

– Удалось вернуть в том числе и раненых во время теракта в Еленовке. Благодаря этим людям у нас будет возможность получить свидетельства о том, что на самом деле произошло в Еленовке. На данный момент с ними работать еще рано, сейчас с ними со всеми работают медики, психологи, для того чтобы привести их в нормальное состояние.



Source link

Добавить комментарий