Кавказский Узел | Гаджиев рассказал суду подробности общения с Абу Умаром Саситлинским

Russia News


ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Версия следствия о сотрудничестве Абдулмумина Гаджиева с проповедником Абу Умаром Саситлинским необоснованна, заявил в суде журналист, пояснив, что общался с Саситлинским лишь однажды, когда брал интервью. Жители Дагестана следят за ходом уголовного дела Гаджиева, обвиненного в финансировании терроризма вместе с Ризвановым и Тамбиевым, сообщили коллеги журналиста.

Как писал «Кавказский узел«, 15 сентября на заседании по делу Абдулмумина Гаджиева богослов Асхаб Джарбаев отказался от своих показаний, заявив, что не давал свидетельств против подсудимых. Об отказе от показаний, данных под давлением, заявил также один из подсудимых Кемал Тамбиев. В основу решения суда должны лечь показания, данные в зале суда, так как на этапе следствия свидетели зачастую подвергались давлению, заявили коллеги Гаджиева.

Журналист «Черновика» Абдулмумин Гаджиев, а также глава благотворительного фонда «Ансар» Абубакар Ризванов и Кемал Тамбиев обвинены в финансировании терроризма. Следователи считают, что они собрали для террористов 68 миллионов рублей и 200 тысяч долларов под предлогом строительства мечетей и помощи малоимущим мусульманам. Следствие связывает подсудимых с дагестанским проповедником и основателем исламского фонда «Мухаджирун» Исраилом Ахмеднабиевым, известным как Абу Умар Саситлинский, который объявлен в розыск по делу о терроризме. Гаджиев настаивает на своей невиновности, а его коллеги считают преследование журналиста давлением на него.

22 сентября в Ростовском окружном военном суде был допрошен Абдулмумин Гаджиев, передал корреспондент «Кавказского узла». В начале допроса Гаджиева гособвинитель обратил внимание на письменные показания Кемала Тамбиева, которые тот давал на стадии следствия. Согласно этим показаниям, Тамбиеву в 2013 году стало известно, что Гаджиев стал сторонником запрещенной в России террористической организации и по указанию Исраила Ахмеднабиева начал заниматься финансированием терроризма. Прокурор попросил Гаджиева прокомментировать эти показания Тамбиева с учетом того, что сам Гаджиев утверждает, что познакомился с Тамбиевым только после задержания.

Гаджиев указал, что Кемал Тамбиев уже отказался от этих показаний. Прокурор отметил, что, помимо показаний Тамбиева, в рамках разбирательства был допрошен ряд свидетелей, в том числе засекреченных, которые заявляли о тесных связях Гаджиева с Исраилом Ахмеднабиевым, а также с Ризвановым и Тамбиевым. Эти свидетели заявляли также о причастности Гаджиева к финансированию терроризма, подчеркнул прокурор.

Абдулмумин Гаджиев обратил внимание, что некоторые из перечисленных государственным обвинением свидетелей не давали подобных характеристик в своих показаниях, и попросил государственного обвинителя задать более конкретные вопросы, на любой из которых он готов ответить.

Государственный обвинитель привел в качестве примера слова свидетеля обвинения Попущиной, которая в своих показаниях утверждала, что Гаджиев посредством своей деятельности рекламировал деятельность Исраила Ахмеднабиева, и утверждала, что Гаджиев являлся участником запрещенной на территории России террористической организации.

В своем ответе Гаджиев подчеркнул, что в свидетельских показаниях Попущина сослалась на слова гражданки Ларсановой, которая в свою очередь ссылалась на Исраила Ахмеднабиева. Журналист обратил внимание, что во время своего выступления на одном из судебных заседаний Попущина сообщила, что «она этих показаний не давала». Гаджиев также указал на то, что какие-либо статьи, где он «пиарил» Исраила Ахмеднабиева, обнаружены не были.

Судья спросил у Гаджиева, каким образом он брал интервью у Ахмеднабиева. Абдулмумин Гаджиев сообщил, что у него было с Ахмеднабиевым всего два интервью — в 2009 и 2013 году. В 2013 году личной встречи журналиста с Ахмеднабиевым не было, а в 2009 году Гаджиев встречался с Ахмеднабиевым, и в результате этой встречи вышло интервью «Ислам – это не похороны и нашиды».

Гаджиев отметил, что ни в одной из опубликованных на страницах «Черновика» статей невозможно найти «пиар деятельности Ахмеднабиева и его благотворительных структур». «Все статьи, которые я писал в газете «Черновик», они в открытом доступе и там можно проследить по хронологии. На сайте есть статьи, которые были написаны мной за десять лет каждую пятницу, они никуда не делись, и ни в одной из этих статей никто не найдет пиар фонда «Ансар» и Ахмеднабиева», — заявил Гаджиев, отметив, что благотворительный фонд «Ансар» и Исраил Ахмеднабиев упоминались только в рамках интервью.

Гаджиев отметил, что принимал участие в различных журналистских конференциях против терроризма. Конференции эти, по словам Гаджиева, проходили как в России, так и за рубежом, куда он выезжал в составе большой делегации.

Абубакар Ризванов попросил Гаджиева прокомментировать утверждение из обвинительного заключения, согласно которому в 2009 году Ахмеднабиев объединился с Ризвановым и Гаджиевым и другими лицами, которые разделяли идеи создания теократического государства и начали распространять идеи необходимости отделения северокавказского региона от России и установления в нем шариатского правления.

Абдулмумин Гаджиев заявил, что данное утверждение и его формулировка, приведенная в обвинительном заключении, являются выдумкой и не соответствуют действительности. Журналист пояснил, что «ни с кем не объединялся» и не знал ни Ризванова, ни других, упоминаемых в этом абзаце обвинительного заключения. «Сам Ахмеднабиев был мало кому известным тогда человеком. Единственное, что было, это то, что я взял у него интервью, по тем причинам, о которых я уже подробно рассказал», — сообщил Гаджиев в своем выступлении.

Адвокат Гаджиева спросила у журналиста, были ли какие-либо претензии у правоохранительных органов к нему с начала работы в газете «Черновик» до момента его задержания. Гаджиев ответил, что по отношению к его публикациям никаких претензий у правоохранительных органов никогда не было.

В своих статьях, по словам журналиста, он призывал к получению знаний вне зависимости о того, являются эти знания светским или религиозными. При этом в своих статьях Гаджиев выступал против религиозных крайностей.

 На вопрос адвоката, может ли Гаджиев назвать точное число своих статей, вышедших на страницах «Черновика», Гаджиев ответил, что затрудняется назвать общее число, однако пояснил, что его статьи в «Черновике» выходят с 2009 года, и раз в две недели выходила публикация.

Коллеги Абдулмумина Гаджиева регулярно проводят в Махачкале одиночные пикеты в его поддержку. Так, 19 сентября на пересечении улицы Дахадаева и проспекта Гамзатова рядом с комплексом зданий МВД и УФСБ по Дагестану такие пикеты провели заместитель главного редактора «Черновика» Магомед Магомедов и журналист «Нового дела» Идрис Юсупов. Они потребовали прекратить уголовное преследование Гаджиева и освободить политзаключенных.

Коллеги Гаджиева указали на общественную значимость уголовного дела

Заместитель главного редактора «Черновика» Магомед Магомедов согласен с Гаджиевым, что задержание Абдулмумина Гаджиева вызвало широкий резонанс как в республике, так и за ее пределами. По мнению Магомедова, резонанс связан как с личностью самого Абдулмумина Гаджиева и его работой в «Черновике», так и с самим еженедельником «Черновик». «На первоначальном этапе как журналист, эксперт он состоялся на страницах «Черновика», а потом со временем, когда он вырос в самостоятельную экспертную личность, он воспринимался как общественный деятель», — пояснил Магомедов корреспонденту «Кавказского узла».

Люди в Дагестане и за его пределами проявляют интерес к развитию событий вокруг уголовного дела Абдулмумина Гаджиева, считает Магомедов. «Большинство общественности, активной общественности, интеллигенции, исламской молодежи хорошо знает уголовное дело Абдулмумина Гаджиева», — заявил Магомедов.

Он также указал на пристальное внимание к делу Абдулмумина Гаджиева со стороны федеральных журналистов и целых изданий. «Люди наблюдают за его делом, потому что оно очень показательное: интересно, кто выиграет в этом деле — Абдулмумин или же система, которая пытается его посадить за решетку», — пояснил Магомедов.

Журналист отметил, что еженедельные одиночные пикеты в поддержку Гаджиева, который проводится его коллегами, помогают напоминать людям о судьбе Гаджиева и о том, что он содержится в СИЗО по спорному обвинению.

С момента ареста Абдулмумина Гаджиева редакция «Черновика» ощущает народную поддержку, заявил Магомед Магомедов. При этом он не исключил и наличие тех, кто негативно относится к самой редакции и одобряют арест Абдулмумина Гаджиева по принципу «дыма без огня не бывает». По мнению Магомедова, к этому типу относятся «либо это действующие или бывшие силовики, либо та часть интеллигенции, которая не читала статей, связанных с Абдулмумином Гаджиевым, и тем самым делает поверхностные выводы».

Учредитель «Черновика» Магди Камалов также считает, что уголовное дело Абдулмумина Гаджиева стало широко известным как в республике, так и за ее пределами. Камалов, в отличие от Магомедова, причины резонанса видит в поведении силовиков.

«Это был один из первых случаев явного беспредела и явного наплевательского отношения к основам уголовно-процессуального права, которое было нарушено», — высказал свое мнение Камалов корреспонденту «Кавказского узла». К таким нарушениям Камалов причислил, в частности, написание протокола о задержании через сутки после фактического задержания Гаджиева.

Жена Абдулмумина Гаджиева Дана Сакиева сообщила 22 сентября корреспонденту «Кавказского узла», что проблем с получением посылок у Гаджиева в СИЗО нет, но, по ее информации, в СИЗО до сих пор действует запрет на свидания с родными.

Скачай приложение «Кавказского узла» — работает в России без VPN! В нашем приложении на Android (пользователи этой платформы также могут использовать для обхода блокировок браузер CENO) или IOS вы всегда прочитаете материалы «Кавказского узла». Если приложение будет исключено из Google Play или App Store, вы все равно сможете пользоваться уже установленным приложением, чтобы читать наши новости. Через VPN можно продолжать читать «Кавказский узел» на сайте, как обычно, и в Twitter, а без установки VPN – в Telegram. Можно смотреть видео «Кавказского узла» на YouTube и оставаться на связи в соцсетях «ВКонтакте» и «Одноклассники«. Пользователи WhatsApp* могут присылать сообщения на номер +49 157 72317856, пользователи Telegram – на тот же номер или писать @Caucasian_Knot.

* 21 марта Тверской суд Москвы запретил в России деятельность компании Meta (владеет Facebook, Instagram и WhatsApp) в связи с экстремистской деятельностью.





Source link

Добавить комментарий